Она не плакала, она показывала душу.
Она лучшая. Она одна умела слушать.
Не отводя глаза, она умела улыбаться
Без маски, искренне, без капли глянца.

Она танцевала, она умела это делать.
Красивая, смешная, чертовски смелая.
Она за мной готова была в огонь и в воду
И будет держать мою руку, даже спустя годы.

А её глаза… Знаете, как небо чистое,
Романтичная, шампанское игристое.
В ней совсем нет лживого пафоса,
Я до сих пор не понял её… Она слишком разная.

Бывает злая, крича в истерике,
А потом тихо спросит: «Что сегодня по телеку?»
Она могла кричать часами,
А потом мириться со мной меж простынями.

Била посуду, рвала фотографии в клочья,
А я смотрел на нее, мечтая о дочке…
Искал в её взгляде хоть каплю нежности,
А вечерами сбивал кулаки об стену из ревности.

Не раз выносил дверь в ванную,
Но, знаете, это было оправданно,
Когда она усыпала, свернувшись клубочком.
Когда уходила, ставя жирную точку.

Я готов был её целовать с утра и до ночи.
Она хотела на море, мечтала о Сочи…
Она была сильной, сильнее, чем я,
А я обнимал её, зная, — МОЯ.

Я не мог простить себе ни одну её слезу
И не найти мне похожих, хотя бы одну.
Я просто знал — она неповторима,
Она будет моей женой, матерью моего сына.

Влюбленная, сладкая, как шоколад,
Благодаря ей, я шел вперед, даже несмотря назад.
Гладил её по бархатной коже,
Повторяя «Спасибо тебе за нее, Боже»…

Упивался запахом её волос,
Была мечта: подарить ей сотни роз.
Просто, чтобы увидеть, как она улыбается,
Как покраснеют её щеки, как она смущается…

Готов был упасть и больше никогда не подниматься,
Лишь бы Бог дал шанс с нею навсегда остаться.
Чтобы я целовал её руки до последнего вздоха,
Чтобы я никогда не узнал, как без нее плохо…

Она была чувственной, нежно-ранимою,
Жизнью моей, моей половиною…
Но врачи, пряча глаза, разводили руками:
«Всё, что могли — сделали… Но её нет больше с нами»…

Она не вернется, не бросит на столик ключи,
Не ударит в истерике, не закричит…
Кричал в слезах, поднимая глаза к небу:
«Тебя нет, Господи! Ты меня прЕдал!»

Друзья приободряли: «Слушай, брат, держись…»
Не понимая, что в ней моя чертова жизнь!
Я готов был глотки рвать лишь за её улыбку,
Готов был убить их всех за врачебную ошибку…

Я просто сидел, глядя в одну точку
И не мог поверить, что у нас не будет дочки,
Что она никогда не встретит меня с работы,
И я проживу без нее оставшиеся годы…

Я либо один, либо с ней — иначе не будет.
А вы продолжайте не ценить тех, кто вас любит.

Метки: , , , , , , , , , , ,

Комментировать